phone 097-301-74-22

Приготовьте сами

 

Где, из чего и с кем пить вино
2013-04-15 18:24
3
1799
Где, из чего и с кем пить вино
Русский писатель Игорь Померанцев — о книге Белы Хамваша «Философия вина» и винном трактате Роджера Скратона

На моем рабочем столе они рядом: бутылка вина, бокал и несколько книг. Среди книг – две особенно любимые: «Философия вина» венгра Белы Хамваша и «Я пью, следовательно, существую» англичанина Роджера Скратона.

Начну с книги «выдержанной». Хамваш написал ее в деревушке на берегу Балатона летом 1945-го, в период короткой передышки между войной и коммунистической диктатурой. До и во время войны философ опубликовал несколько эссе и книг, в которых оплакал утрату человечеством «золотого века» гармонии. Немец по происхождению, он и впрямь был человеком нездешним: полиглот, венгерский патриот, космополит… В 1948 году главный идеолог компартии Дьердь Лукач, публично осудивший Хамваша за сюрреалистические симпатии в живописи, исключил его из рядов венгерских философов. С тех пор – до самой смерти в 1968‑м – Хамваш, работая садовником, кладовщиком, писал в стол. Его «Философия вина» увидела свет на родине в 1988 году, а в переводе на английский вышла в 2003‑м.

«У распития вина есть свои правила: пить должно в любое время, где угодно и при любых обстоятельствах, – пишет Хамваш. – Это серьезное времяпрепровождение для серьезных людей и серьезных народов». Вина он классифицирует на «праздные», «кокетливые», «говорливые», «трагические». По мнению философа, нужно быть бездушным, чтобы пить «драматичное» вино на семейных праздниках. Бестактно пить «чувственные» вина на банкете. Только невежи и оборванцы накрывают стол несвежей скатертью. («Может, скатерка у них и есть, но уж сердца точно нет».) А что же на «скатерке», кроме бутылки? Хотя бы орешки, миндаль, потому что маслянистый привкус раскрывает душу вина. Ну а поздней осенью – печеные каштаны, и к ним непременно молодое вино и букет хризантем. Напомню: на дворе первое послевоенное лето, так что Хамваш пишет о лакомствах по времени и по карману.

Пьющих Хамваш тоже классифицирует. Он считает, что лучше других с вином ладят те, кто знает цену поэзии, музыке и живописи. Такие люди великолепно понимают, что любовь и вино уместны в любое время, где угодно и при любых обстоятельствах. По деталям, разбросанным в книге, можно судить о том, как когда‑то жил или хотел бы жить философ, чей дом со всей утварью, библиотекой и рукописями разрушила бомба в последнюю зиму войны. Прежде всего у человека, уважающего вино, должно быть не менее 20 бокалов и рюмок: для разговора с друзьями – одни, для домашнего музыкального концерта – другие, для игры в карты – третьи, причем для разных карточных игр – разные. Стратегия винопития по Хамвашу проста: никогда не скрывайте того, что делаете. Летом пейте в саду, в тени деревьев или на крыльце. В жару найдите прохладное место или погреб. Будьте беспечными. Не забивайтесь в угол. Смело доставайте фляжку, когда сидите на обочине дороги. Зимой пейте у печи, на кухне, на снегу, в пивной или за рабочим столом. Да хоть в спальне (когда вы в одиночестве) или в ванной…

В «Философии вина» Хамваш перечисляет добрую дюжину любимых вин – столовых и марочных. Честно говоря, к венгерским винам я долго относился с недоверием, причем обоснованным. Но в последние годы венгерские виноделы совершили рывок. Теперь я даже могу сказать, что у меня есть любимое вино, которое делают из винограда «каберне фран» в южном районе Виллань, столь почитаемом Хамвашем. Хозяйство называется Jackfall – по имени деревни. По крайней мере, на бутылке указано это, немецкое название. По‑венгерски имя деревни осилить непросто – Kisjakabfalva.

Главная мысль философского трактата Скратона: вино – это и есть цивилизация. Цивилизованные страны отличаются от нецивилизованных тем, что в первых вино ценят и пьют. Вино напоминает душе о ее плотском происхождении, а плоти – о ее духовном смысле. В книге, помимо двух разделов, есть ироничное приложение «Что с чем пить» – такие рекомендации обычно дают в традиционных книгах о вине и гастрономии. К примеру, при чтении Мартина Хайдеггера, неутомимого исследователя категории «ничто», автор рекомендует поднести к губам пустой бокал. Хамвашу Скратон посвящает целую главу. Британец вспоминает, как пил в Будапеште бочковое шардоне с диссидентами, для которых Хамваш был героем. Но больше всего ему понравилось забористое каберне фран из района Сексард. За бутылкой сексардского Скратон с грустью думал о том, что, как оказалось, первую книгу о философии вина написал не он, а Хамваш.

По материалам: forbes.ua
Читать еще материалы этого раздела...
Читать еще материалы на эту тему...
Коментарии
Всего: 0
Нет коментариев